цветы лошади фото

2017-10-23 18:45




Обидеть женщину может всё. И даже ничего.


Филлипс: "Изменим Жизнь к лешему..."






КАЖДОМУ СВОЁ Часть 1 Богу - богово, Ван Гогу - ван гогово, Убогому - убогово. Цезарю - цезарево, Цензору - цензорово, Церберу - церберово. Минотавру - минотаврово, Динозавру - динозаврово. Тирану - тираново, Ветерану - ветераново. Нерону - нероново, Мирону - мироново, Цицерону - цицероново. Плутарху - плутархово, Олигарху - олигархово. Герострату - геростратово, Каллистрату - каллистратово, Кастрату - кастратово. Гладиатору - гладиаторово, Плагиатору - плагиаторово. Феофану Греку- феофаново, Профану - профаново. Эклезиасту - эклезиастово, Энтузиасту - энтузиастово, Скептику - скептиково, Эклектику - эклектиково, Эпилептику - эпилептиково. Склеротику - склеротиково, Невротику - невротиково. Телепату - телепатово, Психопату - психопатово.


Эту историю рассказал мне друг Сашка. Далее от первого лица. Когда начался всесоюзный бзик по разооружению, на наши ракетные базы стали пускать америкосов и прочих бывших потенциальных противников. Вот и в нашу ракетную часть под Челябинском (недалеко, километров 400), приехали американские инспекторы, в количестве 3-х штук. Так как я более-менее владел английским, меня к ним прикрепили. Хотя, как впоследствии выяснилось, напрасно, двое из трех вполне сносно говорили по-русски. Ну проинспектировали нашу часть и следующей точкой их инспекции была часть под Хабаровском, командование решило, что если я с ними неделю промучался, то еще недели две-три с меня не убудет. И прикрепили меня к ним до полного отбытия из славного СССР. Это была преамбула. А теперь амбула. Приезжаем на аэродром, после хорошего банкета. Загрузились в самолет (врать не буду, какой не знаю, но точно грузовой), взлетели. Минут через 15 после влета борттехник, поколдовав где-то в закутках, выносит импровизированный поднос из фанеры, на котором: фляжка, порезанное сало, соленые огурцы, две открытых банки консервов и четыре металличиских армейских кружки. Буркнув что-то вроде: "За удачный полет", разлил спирт и достал вторую флягу с водой. Задумчиво посмотрел в сторону пилотской кабины и сказал - "Не по правилам, конечно, но вы гости" и поставил кружки перед нами. Америкосы, выпучив глаза, дружно затрясли головами, я выпил. Борттехник на америкосов поморщился, на меня посмотрел с уважением и пошел в пилотскую кабину. Выпучивание глаз и отвисание челюстей усилилось, после того, как командир, второй пилот и штурман, крякнув, приняли на грудь. Часа через три одному русскоговорящему американцу приспичило узнать, где мы находимся? И он домотался с этим вопросом к штурману. Штурман, глянув вниз, выдал координаты. Американец офигел и не поверил, на что штурман, вздохнув, произвел расчет и показал на карте, америкос не сдается и считает, что его разводят, как лоха. На что штурман, опять глубоко вздохнув, говорит: "Минут через 15 слева по борту Красноярск виден будет". Через 15 минут слева по борту стал виден Красноярск. Американцы в шоке. Командир, вышедший к нам размяться и принять очередную порцию, на вопрос: "А как?" пояснил, что штурманов в советские ВВС отбирают специальных, они напамять помнят все координаты планеты Земля и вообще он сам иногда боится ума своего штурмана. После чего заокеанские гости выпили-таки спирта, но до самой посадки в Хабаровске хранили гробовое молчание. Дело в том, что этим маршрутом экипаж летал уже не один год, и все привязки к местности штурман действительно знал наизусть.